Роберт Плант перевыполнил план


Станислав Зельвенский
газета КоммерсантЪ 14 ноября 2002

Сегодня в спорткомплексе Олимпийский выступает бывший вокалист Led Zeppelin Роберт Плант. Побывавший на петербургском концерте певца СТАНИСЛАВ ЗЕЛЬВЕНСКИЙ обещает зрителям массу положительных эмоций.

Роберта Планта (Robert Plant) здесь ждали тридцать лет и три года - ровно столько минуло с записи первого диска Led Zeppelin. В прошлом году публику дразнили дважды: петербургский концерт певца и его нынешней группы Strange Sensation сперва перенесли на два месяца, потом, прямо в день выступления, на неопределенный срок. Сменился промоутер, изменилась география (поначалу концерт в Москве не планировался), поменялась площадка: вместо относительно небольшого БКЗ Октябрьский - огромный Ледовый дворец. Последняя замена принципиальна. Дело не только в том, что летом Плант впервые за десятилетие выпустил сольный альбом, Dreamland, и он очень неплохо в России продается. Концерт в Октябрьском, где VIP-билеты стоили чуть ли не по $1000, наверняка стал бы ностальгической вечеринкой для папиков, тоскующих по комсомольской юности. Ледовый дворец соответствует истинному статусу певца, который вновь, как и в лучшие годы, способен сводить с ума стадионы.

Как и следовало ожидать, подростков в зале практически не было: даже традиционно молодежное поле перед сценой заполнили в основном седеющие мужчины. У них странно блестели глаза, и они говорили только о музыке. Обсуждали прошедший только что концерт Элиса Купера (Alice Cooper) и завсегдатаев российских площадок Nazareth. И то и другое, говорили, фуфло, к сожалению. Называли альбомы пластинками, а песни - темами. Про Планта молчали: кажется, боялись спугнуть. Да и что тут скажешь.

Потом Плант вышел и начал петь. Начал с Hey Joe - совершенно неузнаваемой кавер-версии знаменитого номера Джимми Хендрикса (Jimmi Hendrix). На альбоме Dreamland вообще много каверов - от One More Cup of Coffee Боба Дилана (Bob Dylan) до главного сейчас плантовского хита Darkness, darkness, который некогда был придуман группой Youngbloods. Экс-вокалист величайшей в истории хард-роковой группы вырос на блюзах и теперь отдает долги: 54-летний Плант тоже скучает по молодости.

Его голос совсем не изменился - так же, как и волнистая шевелюра, и плавные движения, которыми он кружит по сцене. Вблизи, на пресс-конференции, можно было увидеть, насколько он постарел, но там, в Ледовом дворце, оставалось лишь позавидовать близоруким зрителям. Конечно, для полного счастья кому-то не хватало Джимми Пейджа (Jimmy Page), однако молодые музыканты (клавишник и ударник, например, позаимствованы у Portishead) оказались не многим менее виртуозны. Когда Плант брал верхние ноты, дамы в дорогих пальто столь явственно испытывали множественный оргазм, что было даже как-то неприлично. Такого крика, который поднялся, когда гитарист стал играть на семиструнке первые аккорды Babe I`m Gonna Leave You, не приходилось слышать очень давно. А когда, спев Whole Lotta Love, Плант ушел со сцены, в зале началось такое, чего не бывает ни на Земфире, ни на каком-нибудь Rammstein: трибуны, казалось, вот-вот просто рухнут.

Музыкантов вызывали на бис дважды, и если бы явно растроганный певец не сказал, что все уже, ребята, финиш, больше, простите, уже не выйдем, вызывали бы еще двадцать раз. Плант принял единственное правильное решение: он не стал петь Stairway to Heaven. Спел бы - и все, превратился бы в Nazareth, в Элиса Купера. Вместо этого на финал второго выхода Strange Sensation оставили Rock-n-roll. It`s been a long time since i rock and rolled... Рок-н-ролл мертв - и далее по тексту.


Records: 1   Pages: 1